Tuesday, November 13, 2012

Какие могут быть разговоры?

  Какие могут быть разговоры? Слышишь, как затихает время в ее руках? Она сегодня в розовом «Be delicious»,  на умопомрачительных каблуках, она сегодня не стерва, а просто солнышко – твое, кружевное, цвета «ваниль со льдом», печенье хрустит и тает, в ладошке крошится, возьми десерт, все прочее – на потом. Она сегодня – тебе, для тебя устроена, ее улыбка – как процедура в SPA, ее карамельно-кремово-алкогольное так невесомо-тающе на губах. Она сегодня молчит, принимает розочки сорта «два метра стебля – один бутон», твое ясноглазое солнце на летнем облачке, все остальное-прочее – на потом. Ты восхищен ее шелковым легким шорохом, трепетной дрожью каштановых завитков, с ней так приятно ночь напролет – по городу, под тихую дробь легкомысленных каблуков, с ней так приятно, наверное, и состариться, а может, пора бы уже познакомить мам?.. Она тебе нравится, определенно, нравится… - До вечера пятницы, милая!.. По домам. Какие могут быть разговоры? Главное, что ты не видишь этого, не смотри! Она в старой майке, «Jameson» идет  бокалами, встает в двенадцать, ложится, конечно, в три, она в мужской рубашке, потертых тапочках на стенах пишет черным карандашом, и пахнет не карамелью (тебе достаточно?) а крепким и проверенным «One Man Show». В ее гардеробе – джинсы, косухи, гриндерсы, на случай праздника – белый льняной халат, она не любит розы, а любит ирисы – особенно, если их покрошить в салат. Еще она любит Зюскинда и коллекции – она собирает запахи и шаги, она уходит во тьму, на пороге крестится и тихо шепчет: «Господи, помоги» ... Но ты не видел и даже не слышал этого, а если видел и слышал, то это бред. У вас в кино на пятницу два билета, и зайди к флористу, выбери ей букет. Она будет нежной – мечта, неземная женщина –такой воздушной, розово-голубой… Вверх не смотри – а вдруг тебе померещится черный котяра, смеющийся над тобой…

Я не желаю карьерных вершин

  Я не желаю карьерных вершин, дорогих машин, мне надоела гонка за кубок дня. Мы на диване, обнявшись, с тобой лежим, слушаем скрип возмущающихся пружин, и ты, несомненно, лучшая часть меня. И если кто-то из тех, кто кусал мой хвост, надменно спросит: как ты теперь живешь? мне, чтобы ответить на этот смешной вопрос, придется спуститься с неба, построить мост – ведь эту пропасть так и не перейдешь. Да только лень мне, да и зачем им знать, ведь у меня абсолютно другой режим, пока они будут хмуриться и читать, сплетничать, спорить, что-то соображать – мы на диване, обнявшись, с тобой лежим. 

Сегодня так жарко

  Сегодня так жарко, что даже немножко холодно От мысли о том, что когда-то придет зима. Она в красной майке с портретом серпа и молота На прочность пробует выгоревший гамак. И лучше всякого фрэша – пакетик с вишнями, Любимая книга, растрепанная тетрадь. А вы пытаетесь быть для нее не лишними, Но ей на это попросту наплевать. Сегодня так тихо, что мысли шумят бессовестно, Поэтому – прочь их, а то оборвут гамак. У девочки кубок, медаль и четыре пояса, Кто не поверил – сам виноват, дурак. Сегодня так просто верится в невозможное, И мир можно выключить пультом в ее руке… Пожалуйста, люди, не трогайте это солнышко – Уставшую девочку, спящую в гамаке.

Я этот запах узнаю

  Я этот запах узнаю из тысячи прочих, чутьем безошибочно выделю место, где он феромонами высечен, определяя возможную видимость нами друг друга, я буду внимать ему, как заклинанию и откровению… Я завернусь в его темную мантию, и поднимусь по прохладным ступеням, и опущусь на колени у  локона, в мраморе шеи уснувшего жилкою… Запах держал меня вьющимся облаком, в складках одежды твоей сторожил меня, запах играл со мной – дерзкий и трепетный, розовым бархатом между ладонями – запах безумия, ропота, лепета, сказочный запах потустороннего мира – так пахнут колдуньи и демоны, элементали огня или воздуха… Запах искал меня, запах хотел меня – ветром и молнией, летними грозами, жадно к губам приникая и чувствуя влажную нежность жемчужин эмалевых… Запах желания, страсти и грусти, запах ночей, о которых мечтали мы, запах тебя -  разделенный сознанием спектр цветов, параллелей и случаев, запах – приветствие, запах – признание в том, что не может быть словом озвучено, запах – ловушка, моя одиночная камера, место, где смертники веруют…  Запах - в последней строке многоточие, запах - душа  на карнизе с химерами, теплый Париж с предрассветными притчами, странной любовью, запретными встречами… Я этот запах узнаю из тысячи – Воздух, которым наполнено вечное. 

Так здорово

  Так здорово выйти на солнцем согретую улицу и просто представить, что я в этом городе – первая, и в брызгах фонтана с тобой целоваться и жмуриться – от длинных ресниц и еще от чего-то, наверное…И снова по парку, в обнимку и яблоко – поровну, и белки – смешные, воланчик забрался на дерево, я тоже полезу…коленки ободраны… здорово! Мне так интересно, я снова во что-то поверила… Мы кольца не носим…Пойдем и распишемся заново? А лучше еще промотаем – до взгляда случайного. Мы будем стесняться знакомиться с нашими мамами, я снова сбегу – на последнем трамвае – встречай меня! Уедем на море, в Латинском квартале укроемся и, сидя в саду, имя сыну придумаем славное…Давай помечтаем, как все в нашей жизни устроится. Забудь о других, ты же знаешь, что мы – это главное. Мы рядом сто лет, и давно все привычки изучены. Любовь – это флюгер – на месте, но в разные стороны. Мы часто друг друга своей невозможностью мучили… Пойдем погуляем, на улице, правда, так здорово!  

Попытка нежности

  Тебе бы держать ее за руку, слушать, как бьется сердце, как пробегает током под кожей дрожь, тебе бы сказать, что больше ты не уйдешь, раздеться, прижаться, выдохнуть и согреться, но ты стоишь, решая, куда бы деться, и верить даже повода не даешь. Квадратные метры узеньких коридоров вас ставят в такое неловкое «как бы мне…», чужие тюльпаны, музыка, дождь в окне – найти быстрее тему для разговора, где, к счастью, будет меньше больного вздора, который не заставит остаться с ней. И ты придумаешь речь, анекдот, забаву, десятую шутку, чтобы уйти, смеясь, на улице пасмурно, словно вся ваша грязь выходит из пор планеты густой отравой… Теперь скажи, что ты не имеешь права – и мы засчитаем попытку наладить связь.

Жестокий романс

  Время пишет сценарий, стирая повторы, я иду по кольцу гравировкой событий, продолжая любить вопреки приговорам, когда кто-то подпишет приказ «не любите», я иду в темноте, я держу, задыхаясь, каждый нежный изгиб, каждый маленький хрящик … Я могу тебе выложить Вечность стихами, чтоб хотя бы минуту побыть в настоящем. В моих снах, как в архивах, пылится на полках фотохроника всех невозможных итогов, ты не знаешь, как это мучительно долго, ты не видишь, как это отчаянно много – собирать по крупицам, намекам и встречам – словно рваное облако штопает ветер… Я могу рисовать тебя так бесконечно – до мельчайших деталей на темном портрете, я молчу, когда ты исчезаешь бесследно, забирая надежду и ключик от рая… Я почти научилась любить безответно. Но еще не умею любить, не сгорая.

В ноябрьских сумерках

    В ноябрьских сумерках красный месяц, соседи с улицы голосят, ты выше и старше меня на 10, мудрее – где-то на 50, на темной кухне тепло и славно, зеркалит в кружке остывший чай, ты называешь меня Светланой, пылинку смахивая с плеча, подходишь тихо к окну, огромный, и мир сжимается за спиной, и я сжимаюсь, не знаю: мой ли?  ты держишь этот дворец бетонный, ты мне смеешься, и ясно: мой; стекает время, скрипит планета, и дверь  в бессмертие, и кровать, а мы по-прежнему вместе где-то, хотя нам этого не понять, и ты мудрее меня на 10 и точно больше на 50, портереты свадебные повесим – и до праправнуков пусть висят, и пусть другие во всем похожи, и между ними различий нет, мы все меняем, меняясь тоже, я стану старше, а ты моложе, мы проживем миллионы лет, и будет точно такое небо, и вечер, льющийся мне в глаза, и я напишу обо всем, что мне бы давно хотелось тебе сказать.  

Сентябрьская ночь.

  Сентябрьская ночь. Кассиопея В холодный воздух смотрится надменно. Я двух вещей сегодня не умею: а) изменять и б) прощать измены

как мучительно сходят с ума

   как мучительно сходят с ума - нам известно давно, как в него возвращаются - этому нас не научат... это был невозможный - и все-таки выпавший случай - нам друг друга найти среди кадров немого кино, нас позвали в игру - и мы приняли это, как дар, символ нового времени, нежное кровосмешенье... я давно не прошу у тебя на любовь разрешенья, но и права не помнить тебе не верну никогда. я умею молчать обо всем, что ты мне говоришь, я умею писать обо всем, что ты мне не расскажешь, каждый день, как открытка, моей акварелью раскрашен - нужно только прочесть, что скрывается где-то внутри. как мучительно сходят с ума - я не помню уже, я давно научилась считать это слишком знакомым... я сходила с ума, когда я не могла по-другому - той далекой весной на краю на восьмом этаже, я дышала тобой, просыпалась /вообще не спала/ я могла предсказать тебе все твои выходки, помнишь? я с тобой становилась счастливей, больней и бездомней, пока время не вышло с мимозами из-за угла... Все прошло, мы большие - под окнами бархатный снег, это первый этаж - можно спрыгнуть в сугроб без опаски... мне придется найти мои самые яркие краски, если ты еще раз разрешишь повториться весне. В моей комнате тихо, я слышу, как дышат дома, как недремлющим сторожем что-то боромочет дорога... Знаешь, кажется я вспоминаю сейчас понемногу, как мучительно больно... Могла бы - сходила б с ума.  

Безликость безнадежных зим...

  Безликость безнадежных зим Грунтует белым нашу память… И ты, который был любим, Растаявший за зеркалами; И я, которая была Отважна, как над бездной – птица; И мы, которые – дотла – В снегах, капелях, на страницах Живьём сгорели – невзначай – Поверили седой метели! А где-то, боль перекричав, Друг друга ищут наши тени…(c)

Я тебя не люблю.

  Я тебя не люблю. Осторожная наша зима Нет, не нежностью шалой – а инеем выткала души, Чтоб свеченьем надежды фальшивый покой не нарушить, Схоронив нашу встречу во льдистых своих закромах. Так не бойся зимы! Сквозняков её ветреный пыл Не ворвётся в твой мир, безупречный, разумный, холёный! Это высшее благо – не быть безнадежно влюблённой, Не пугаться огня, что на окнах морозно застыл. Я не трону дыханьем дыханье твоё, замерев... Ну и что – что свеча на столе? - Этот жар догорит, но Не собьёт он ни мысли твоей, ни сердечного ритма, Истончившись молитвой на бледно-студёной заре... Мне легко от себя избавляться – лишь гибкостью – ввысь, Я почти что своя средь бесплотно-живых стихиалей,* Мне легко умирать, мне легко возрождаться стихами, В них рожденье и смерть так беспечно в забвенье сплелись…(c)  

Пазлы

  Это не осень, это не осень… Просто ноябрь не в меру завистлив: Снегом присыпаны пазлы из листьев, Что собирали на мокром асфальте Ветры с дождями…чувствуешь фальшь ты Этих немыслимых несовпадений: Солнечность утра - ливень осенний, В мокрый свинец перекрасивший город - И вдохновенья мучительный голод? Это не осень, это не осень… Просто дожди превратились в туманы. Капли ночами сгустились до манны - Снова на золото листьев - под ноги. ...Вышней любовью спасают не многих - И расползётся на рваные клочья Листьев узор - пусть пытаюсь помочь я - Но, совпадения не обнаружив, Лишь раскрошу в стекленеющей луже… Это не осень… Это не осень! Только бывает ли без совпадения? Пряча себя в переулках забвения, Где в одиночестве свято-промозглом Память и вера истлели до мозга. И не обманешь тоску, не согреешь - Полночь холодные руки - на шею, Там, на краю совпадения с раем, Я тебя рву от себя…отпускаю… Мне в этой жизни обмана довольно. Осень – не страшно… Осень – не больно…(c)

Не забудешь меня...

  Не забудешь меня! …Балаган обездушенных будней Не вмещает любовь, лишь мороку потерянных дней. Кто из нас разменял Благосклонность небес к нашим судьбам На медяшки, звенящие в кружке церковной, на дне? Не обрушится мир. Даже масок не сменят актёры, В лицемерных улыбках дешёвое пряча тепло. Украдём этот миг - Пусть уносится поездом скорым Время жизни, в которой любить и тебе повезло. Эх, мальчишка седой, Позабывший о целой вселенной, Нараспашку душа, а не спрыгнуть ли нам на ходу За живою водой, В бесконечных полей гобелены, Я по лунной тропинке тебя от тебя уведу…(c)

Привыкаю

  Привыкаю к тебе. Не могу обходиться без голоса, Без желанного взгляда и чувственной ауры тел. Прорастаю в тебя ожиданием нежности, полностью Растворяясь в рассвете, что алою краской зардел. Ощущение чуда - и души в ином измерении, На иных параллелях пространства, где нет суеты, Где творится любовь вдохновенно – божественным гением, Замедляется время, в зрачках обнажённо застыв Отраженьем друг друга. Скользнув за лучом подсознания, Вдруг узнаю твой свет в нереальности высших орбит, Привыкаю к себе, став родною в твоём мироздании. …А рассвет на росинки любви утомлённо разбит.(c)

Я не буду верить вещим снам...

  Я не буду верить вещим снам, Уводящим в запределье мира. В мой мирок опустошенно-сирый Вторглась запоздалая весна Яблоневым цветом и дождём, Отголоском недопетой песни. Ничего и не случится, если Завтра мы от нежности умрём…(c)

Когда расплещет пустота...

  Когда расплещет пустота Молчанье через край – отравой, Притронусь к наготе листа, Спасаясь ветреной забавой - Придумывать небесный свет, Искать родство в звучанье строчек С глухим дождём, что дал обет Не ставить долгих многоточий В моей отверженной судьбе, Где смерть, глумясь, играла с детством. …А мысли - только о тебе – И никуда от них не деться, Не спрятаться тоской в строку, Не избежать бессонной ночи. - А, может, вам еще чайку, Светлейшее из одиночеств?  (c)

Искушение

  Накроет страсть, что пряталась подкожно, Волною жаркой, бредом аритмий. Прости, что ворвалась неосторожно - Шутя - в твой равнодушный мир. И, растекаясь по изгибам тела Истомой стона, дрожью колдовской, Прости, что на углях плясать посмела, Спалив дотла души твоей покой. Близнец сиамский, ночью яснозвёздной Круг кровообращения один! Пока мы не срослись - ещё не поздно - Рви наши жизни, но... не уходи...(c)

Из серебряных нитей дождя

  Из серебряных нитей дождя Я сплету власяницу смиренья. Стану тихой, скользящею тенью, Из печали своей уходя… Ты подумаешь – это лишь дождь, Бесприютно прижавшийся к окнам… У берёзки одёжка промокла, Бьет стекло непонятная дрожь. А под утро белёсая мгла Всю тропинку покроет слезами – Я неслышно с рассветом ушла Из любви, не случившейся с нами.(c)

И спасала зима...

  ...И спасала зима вдохновенной правдивостью вьюг, Если друг позабыл, обманул или попросту предал Равнодушию дней. В апогее над бездной разлук Зазеркальный двойник снова пиррову справил победу. Отрезвляла зима, хладнокровно шлифуя рубцы, Языкастых позёмок пустив по тоске гололеди. Лютовали ветра, как сбежавшие гончие псы, Под завистливым взглядом печальных небесных медведиц. Исцеляла зима, выдувая из сердца тепло, Оставляла меня без корней, без племён и без рода. И душа погружалась в усталую стылую плоть. Одиночество - не приговор. Одиночество - это свобода.(c)

ВЧЕРАШНЯЯ ЛЮБОВЬ

  Она явилась ...чёрная, в лохмотьях, Убогим видом поражая взгляд. "Ну как, родные, без меня живёте? Вы счастливы свободой, говорят?" Упала наземь тощая котомка, Пронзили мёртвым холодом глаза. Я сразу не узнала незнакомку И в страхе отшатнулась к образам. Спросила у незваной странной гостьи: "Мы разве жизнью венчаны с тобой?" - Прошелестела вьюгой на погосте: "Не узнаёшь вчерашнюю Любовь?!.." "Помилуй! Что же общего меж вами? Любовь сияла радостью, мечтой..." Но, заглушив дрожащий голос мой, Как камнем, в меня бросила словами: "Смотри же!.. Что вы сделали со мной!"(c)

Как странно позволять себя любить

  Как странно позволять себя любить – Застывшую. Замерзшую. Немую. Сдержать в себе еще одну весну и… Как странно позволять себя любить. Как страшно позволять себе мечтать О береге. О парусе. О чуде. Глотнуть с мороза солнышка чуть-чуть и – Как страшно позволять себе мечтать. Как больно вырастать из ничего: Из горечи – из хаоса – из праха… Стыдясь, кривой побег пускает плаха. Как больно вырастать из ничего. Как золотом горячим по щекам Молчанья реки вытолкнуть наружу? И силу разрешить свою разрушить Как? Золотом горячим по щекам. Как весело себя не узнавать! Придумывать. Предчувствовать. Предвидеть, Кто из чужих зеркал сегодня выйдет. Как весело себя не узнавать. Как странно позволять себя любить – Смелеть, смотреться молодо, смеяться, Менять слова местами, изменяться… Как странно позволять себе любить.(c)

Страшная сила

  Я раздражитель для чужих мужей. Событие локального масштаба. Мечта поэта. Вишня в бламанже. Водительница нервов по ухабам, Бросательница взглядов, и платков, И вызовов. Движенье ли, изгиб ли… Тропа войны. Страна для дураков (Вы пойманы – опутаны - погибли…) Жемчужина в пяти шагах ходьбы. Нет, бриллиант волшебного ограна. Сюжет дуэли. Поле для борьбы. Приз лучшему. Джоконда без охраны! Я раздражитель для чужих мужей. Я их желанья ощущаю кожей! …Пока нет раздражителя свежей – Чуть-чуть красивей. И чуть-чуть моложе.  (c)

Жадность...

Жадность Как гений чистой красоты, Тебе явилась на мгновенье... Мне от тебя был нужен ты, А ты пожадничал: дал денег. Счастье материнства Когда кормлю, забочусь, обнимаю Весь день, как птичка Божия синица - Под вечер постепенно понимаю: Какое это счастье – материться!!! Трезвая оценка Повстречались - апрелили, Целовались - не думали, Расставались - не верили... Вспоминаю - не дура ли?  Статистика Снова весной ветер Головы нам кружит. …Ты у меня третий. (Если считать от мужа).  Философское Истерзала себя постулатом Накануне отхода ко сну, Что не каждый мужчина женатый В самом деле имеет жену. Дилетанты! Я к этой мысли шла четыре дня, Но лишь сейчас внезапно осознала: Вокруг полно любителей меня! И крайне мало профессионалов…  Би-полярность Как два козла на переправе, Стоят, столкнувшись лбами мнений, Мои Небезразличье-к-Славе С Предрасположенностью-к-Лени. О вреде интеллекта Толку нет носиться с умной рожею. Если жизнь по жопе лупит палкой - Лучше идиоткой быть восторженной, Чем подавленною интеллектуалкой.

Свобода

  Из руки наклевавшись досыта, Отказавшись идти в сравнение, Благодарна судьбе, что послана В неизведанном направлении! Оттолкнулась от многоточия - По касательной, по касательной, Положительно озабочена, Ослепительно восклицательна, Разбежалась, неосторожная, Побожилась за все, что сказано, Положила на что положено - Не привязана, не привязана! Расстелила дорогу скатертью – То ли верную, то ли торную, И иду королевой матерной На три буквы в четыре стороны! (c)

Антитеза

  …И каждая ждет от судьбы чего-то: Принца, цветов, стабильного цикла, Предложенья, ребенка, мужа с работы, Сериала, к которому так привыкла. Много подарков хороших и разных, Подтверждений прогнозов погоды и сонника, Просто – и многократных оргазмов, Командировки мужа, звонка любовника. Начала, потом – окончанья ремонта, Отпуска в Сочи, передачи «Аншлаг», Результатов анализов, второго ребенка, И еще – пока высохнет лак. Изобретения невидимого на теле лифчика, Урожая на даче, соседа пополигамней, Мамонта покрупнее, поволосатей - его добытчика, Времени собирать, потом - доставать из-за пазухи камни. Собственную зарплату, гостей на ужин, Ухода гостей как небесной манны, Электронную почту, зарплату мужа (Хмм, он не уехал в командировку? Странно…). Кофе в постель, огоньку, пожарных, Сантехника, «скорую», реформирования ЖКХ, Хорошего мужика, несуществующего как жанр, И, как правило - от козла молока. Ждут индивидуально и группами, ждут, прикрываясь Как щитом утешающей тезой «Нас рать». А я не такая. Вот только дождусь своего трамвая - И отправлюсь все это брать.  (c)

Планы на Рождество

  Всем шаблонам назло: «статус кво», «Долгий ящик» и «зубы на полку», Я хочу тебя на Рождество – Под большою разлапистой елкой, Где уже приготовлен рояль, Канапе в ожидании party, И по этому случаю я (Ненадолго) надела бы платье, И уж если пошло бы на то, Подвела бы глаза перламутром, И поставила свечку на стол, И бутылочку пива - на утро… Впрочем, знаешь - к чертям антураж И подстройку к какой-либо дате, Я с тобой хоть в гараж, хоть в шалаш - Без рояля, косметики, платья, Без (уж если пошло бы на то) Канделябров, подушек из шелка, Мехового (в подарок) манто… Елки-палки! Сойдет и без елки! Романтический вечер? Пустяк! Жизнь и так не на шутку красива!.. …Без тебя в общем тоже ништяк. Хватит мне и бутылочки пива.  (c)

Немножки на 8-е

  *** Март. Восьмое. Оттепель. Дядь физиономии... Хорошо быть тётею! Столько экономии! *** Прекрасен на работе Восьмомарт! Но муж и сын, спросив про ужин вечером, Напомнят мне, что я жена и мать. А вовсе не какая-нибудь «женщина». *** Ступив своею грешною ногой На скользкий путь разврата и азарта, Ты в ад попасть рискуешь, дорогой. А там, в аду - всегда Восьмое марта!!! *** Зря мы в праздник наряжались, Стол накрыв конфетами… Наши парни задержались – Мерялись букетами. *** Двенадцать. Бой курантов прекратился. Прощай, Восьмое марта! Жаль до слез, Что принц мой снова в тыкву превратился И крепко корнем в глубь дивана врос.  (c)

..И понеслась

...И понеслась, расправив крылья - Влюбляться! ... Как отличить любвеобильность От блядства?..   Скользкая тема Редкое мне качество дано (Где ты, против глупости оружие?!): Вляпываясь в новое г-но, В нем ВСЕ ТЕ ЖЕ грабли обнаруживать.   Чем я И от слов этих холодом дунуло… Мы простились с тобой под березами… Ты умнее, чем я - чем я думала - Чем я думала, дура безмозглая?!!! Смена статуса Возможно, так решили свыше: Людей находим и теряем мы… Пусть ты пока еще не «бывший», Зато уже «так называемый». Тридцать с хвостиком Молодеть желаю и цвести! Быть бы мне, как Дарвину, светилом - Хвостик, что растет от тридцати, Я б, как атавизму, запретила!!  Преступление и наказание Как долго Вы валяли дурака, Пока не согласились сдаться в плен мой! Теперь Вам быть пожизненным ЗэКа - На зоне. На моей. На эрогенной.  

Как странно позволять себя любить

  Как странно позволять себя любить – Застывшую. Замерзшую. Немую. Сдержать в себе еще одну весну и… Как странно позволять себя любить. Как страшно позволять себе мечтать О береге. О парусе. О чуде. Глотнуть с мороза солнышка чуть-чуть и – Как страшно позволять себе мечтать. Как больно вырастать из ничего: Из горечи – из хаоса – из праха… Стыдясь, кривой побег пускает плаха. Как больно вырастать из ничего. Как золотом горячим по щекам Молчанья реки вытолкнуть наружу? И силу разрешить свою разрушить Как? Золотом горячим по щекам. Как весело себя не узнавать! Придумывать. Предчувствовать. Предвидеть, Кто из чужих зеркал сегодня выйдет. Как весело себя не узнавать. Как странно позволять себя любить – Смелеть, смотреться молодо, смеяться, Менять слова местами, изменяться… Как странно позволять себе любить.(c)

надежда умирает последней

  Надежда не хотела умирать. Колола морфий. Плакала. Хрипела. Глотала кровь, давилась, неумело Мотала бинт на пролежни утрат, Сложившись запятой на простыне Скулила тихо, губы обгрызая… Стекала жизнь, по капле ускользая, Из пустоты-из вечности-извне… Изнемогая, плавилось стекло, В испарине тонули континенты, И, умилясь величию момента Ей сообщили – время истекло. И сделалось просторней и светлей. И сделалось значительней и строже. Последний вздох. Натянутая кожа. Безбрежность. Безмятежность. Мавзолей..(c)

Последнее письмо

    Знаешь, а было совсем не больно - словно комар укусил, и все...Только с тех пор я почти не помню, как ты читал для меня Басе, как ты смотрел на меня ночами, тени плясали на потолке, в стену соседи не нам стучали, мы не встречались в одной реке-дважды не вступишь, ключом вскипела, кровь не водица, верни ключи...Это, мой друг, молодое дело - страх без намерений и причин. Я не хотела ни букв, ни знаков, истин невечных горьки плоды...В каждой пустыне искал Иаков ту, что ему подала воды, если бы ты отвернулся, Боже, Лея бы стала ему мила...Впрочем, так вышло, что мы не можем. Впрочем, так вышло, что я смогла. Я пережгла, перетерла, пере...Перетерпела. С тех пор - живу. Тихо, ты знаешь. В какой-то мере - айсберг, оставшийся на плаву, грустно "Титаник" проводит взглядом - как ты? В легенду? А я в метро...В общем, ты понял. Цветов не надо. Спит вдохновенье в земле сырой. Собственно, что я тебе хотела...Все, мой хороший. Прощай, живи. Да, это я на плече сидела - тень недобитой тобой любви. Я не хранила тебя от боли, не щебетала тебе в ушко...Я не была для тебя любовью - тонким просоленным ремешком соединяла вчера и завтра, все это, милый, такая муть. Главное, я поняла внезаптно, что я устала тебя тянуть в нитку, клубком, за собой, как повод быть половиной своей судьбы....Не ремешок - оголенный провод, с красной страницы "Ах, если бы...". Так что давай, мы с тобою квиты, выставим точки над буквой "е"...Я именую тебя забытым. Вылетит птичка. Привет семье.(c)

Расставание без грима

  Кто-то справа вина наливает, кто-то слева попкорном хрустит. Но бездарно слова остывают, как вода в нелюбимой горсти - Солонее, еще холоднее...и по капле стекает на дно Не желание сделать больнее, а предчуствие, что все равно Предстоит разрывать по живому, что потом по краям - бахрома... Будет легче бежать по излому безнадежность в твои закрома. Все быстрее срастаются раны, и по линиям правой руки Корабли в безымянные страны поведут поутру моряки. Возвращаясь, расскажут хозяйке, как чужая земля солона... Там, над морем, драчливые чайки будут наши кричать имена. Хорошо расставаться без боя. На руинах чужих парусов. Даже небо еще голубое. Расстелился закат полосой Между черным, и более черным. Все пройдет. Не прощаю. Прощай. Умирают набухшие зерна, и прогнившие нити трещат.(c)

Я бы любила

  Я бы любила, вставала бы на колени, Брала б тебя за руку, задыхаясь, несла к губам... Жизнь не выносит сослагательных наклонений, И часто выносит нас к неизведанным берегам. Если представить, что кто-то вращает Землю - Просто, от скуки - мы так же глотаем чай, Цыкаем зубом, истерики не приемлем, И на попытки стараемся не отвечать, Если представить...то нас развели, как в детстве - В два континента, по разным стоять углам... И подорожник от всяческих взрослых бедствий Не помогает - рецепты у мелодрам, "Любит - не любит, а любит - теряет память, Бремя предательств, такая у нас игра..." ...Слышишь, любимый - там сердце трещит, как пламя, В клетке непрочной...где нет одного ребра.(c)

Одноразовая

  Выбрить подмышки, и голени, и лобок - Потное счастье на скомканной простыне... Девочка-спичка, чиркнуть о коробок, Пара затяжек, но в целом - вполне, вполне. В дамских романах напишут о том, как ты "Плачешь ночами, обугленная до тла". Так не сжигают ни повести, ни мосты, Просто, сорока, и этому ты дала. Хлопнул по крупу, поставил свое клеймо, Дело такое, расслабься, не в первый раз. Ну ничего, не горюй, подойди к трюмо, И отразись, если можешь- не пряча глаз.(c)

Сто тысяч нелюбовей.

  Сто тысяч нелюбовей. Одеяло из всех кусков, которыми...Мосты я не сжигала. Я перешивала. Меняя жизнь на черные кресты - "б-2" - попал. Двухпалубный на мине. И снова штопать рваные края, И, как назло, не с краю, в середине, Где все увидят...Глупая швея! Опять грызешь исколотые пальцы, Из всех надежд - последняя больней... Но чья-то жизнь натянута на пяльцы, Ты снова упражняешься на ней В искусстве лжи, и вышивки - на грани, Чтоб не пустить, не выгореть дотла... Из сотен слов несказанное ранит, Как спрятанная в яблоке игла. Сто нелюбовей. Каждая - навылет, Сто граммов бреда. Двести - коньяка. И не спасут меня от сквозняка Сто запыленных, призрачных клочка... Пусть даже все они меня любили.(c)

В начале было...

  Мы чужие друг другу – почти, почти, До извечного ритма, что бродит у нас в крови. До коротких записок – ну как ты? Не спишь? Прочти! Это просто письмо, о какой говорить любви? Это просто, дружок, и такое тебе и мне Приходилось цинично до срока в себе гасить. Да, конечно…Но как объяснить струне, Что дрожать на ветру между нами ей хватит сил? Я вечернему небу до капли тебя дарю, Я тебя отдаю всем стучащим в стекло дождям, Бесконечному городу, мокрому алтарю, Я танцую во тьме, прикасаясь к твоим губам, Только кончики пальцев – держи меня, не пускай, Что отмерит нам завтра заоблачный ростовщик? Все проходит, я знаю, и фраза стучит в висках… Я тебя не отдам, потому что ты так решил.(c)

Почти про любовь

  …Способность разума приказать Сердцу залечь на дно. Я отражаюсь в твоих глазах Такой, как предрешено. Способность возраста – тормоза, И не дрожит рука. Я отражаюсь в твоих глазах Как Ева до пикника. Способность сравнивать смех и страх, И выбирать уют. Я отражаюсь в твоих глазах Как в детстве – на вдох – салют! Как выстрел в небо, как острия Шпилей из серебра… Я отражаюсь – уже не я, Море, звезда, гора, Брусчатка площади, и лоза, Способная опьянять… Я отражаюсь в твоих глазах, Как многие – до меня. Что мне, циничной, до этих глаз, Еве ли до садов? Сильнее разума лишь соблазн – Гладить твою ладонь.(c)

Прощание

  Любовь закончена. Любовь не начата. Вся наша жизнь-процесс многоэтажный. Я начинаю с чистого листа. Прости - но перелистывать - не жажду. Нет виноватых, кубики легли Не так, увы, рассыпались, застыли. Прости меня. Конечно же, болит. Конечно же...как устрица в пустыне Не ко двору...Мой жемчуг мелковат, Перебирай в ладони, словно четки. Еще раз - вслух - никто не виноват, И без рисовок, милый, без речевок Я не забуду - вечное тавро. Гортань суха, шаги неторопливы... Столб соляной - красиво, но старо. Я не вернусь. Живи. И будь счастливым.(c)

Мне грустно, мама

  Мне грустно, мама. Грустно и темно. Давай свечу поставим на окно? Свеча сгорит, а я уйду на дно… Утонет мячик. Все это, мама, просто ерунда. Я только жизнь склоняю по годам. Бежит к порогу темная вода, А я не плачу. А свечи нынче все наперечет, Глядит на небо грустный звездочет, Ему за это слава и почет, И с полки пряник… Давай уедем в город Зурбаган, В Бразилию к далеким берегам, И завтраки достанутся врагам, Муму – «Титаник»… А хочешь, мама, я тебя спасу? Подснежников из леса принесу? Капусту – волку, бабушке – козу, Надежду - прочим… Мне грустно, мама. Грустно и темно. Меня свеча оплакала давно, И в небе – звезды. В истине – вино. И грифель сточен. (c)

Слезы неба

  Как будто кто-то плачет с высоты... От счастья плачет или от позора? Из чистых слез рождаются пруды, Из светлых слез рождаются озера, От горьких слез рождаются моря, Рыданья наполняют океаны. Что небу до крушенья корабля? Оно свои оплакивает раны... И как же нужно небо довести, Чтобы оно расплакалось как баба!!! Потоп всемирный... Господи, прости, Истерика вселенского масштаба?..(c)

me

   

Я научу себя

  Блестит асфальт, покрытый лаком, На лето сетуют дожди... Я научу себя не плакать, Ты только сердце не дожги. Как часто трон сменяет плаха В забытом королевстве чувств. Я научу себя не плакать, Как только плакать научусь.(c)

любовь

  Мы любовь свою схоронили, Крест поставили на могиле. - Слава богу! - сказали оба. Только встала любовь из гроба, Укоризненно нам кивая: - Что ж вы сделали? Я - живая! (c)  

РАССТАВАЯСЬ ДРУЗЬЯМИ

Плесни в бокал крепленого вина, густого, с ароматом винограда. В том не твоя, и не моя вина, что урожайно сыпались утраты. Давай не будем загодя грустить. Никто не знает, как все обернется. Порой судьбы коротенькая нить вдруг вспыхнет ярче утреннего солнца.. Наш самый тяжкий - несвершенный грех я вижу по ночам, в ролЯх и лицах. Давай, - до дна! За дружбу и успех! Будь счастлив... и не надо больше сниться...(c)

ПРО ЛЮБОВЬ

Горда, спесива - не пустословлю.. Но я ж не лыком - борюсь с любовью! Семнадцать капель настойки нервам, Полы натерла неимоверно. На блюдо тортик, цветочки в вазу, - Она мне сердце грызет зараза. Такой несмелой пришла мимозой, Теперь засела, горит занозой. Живьем не дамся, вот, выкусь, на-ка - Рвет в клочья душу, скулит собакой. С комода спицы - вяжу и тешусь, Закончу шарфик - возьму, повешусь...(c)

Я любила

  Я любила твой смех, твой голос, Я за душу твою боролась. А душа-то была чужою, А душа-то была со ржою. Но твердила любовь: --Так что же? Эту ржавчину уничтожу !-- Были бури И были штили. Ах, какие пожары были ! Только вот ведь какое дело-- В том огне я одна горела: Ржа навеки осталась ржою, А чужая душа--чужою...  (c)

Ты разлюбишь меня...

  Ты разлюбишь меня... Если всё-таки станется это, Повториться не сможет наше первое смуглое лето - Всё в росе по колено, всё в укусах крапивы... Наше первое лето - как мы были глупы и счастливы! Ты разлюбишь меня... Значит, яростной крымской весною, Партизанской весной не вернёшься ты в юность со мною. Будет рядом другая - вероятно, моложе, яснее, Только в юность свою возвратиться не сможешь ты с нею. Я забуду тебя. Я не стану тебе даже сниться. Лишь в окошко твоё вдруг слепая ударится птица. Ты проснёшься, а после не сумеешь уснуть до рассвета... Ты разлюбишь меня? Не надейся, мой милый, на это! (c)  

ПУСТОТА...

  Удалив в одночасье рассветы, поделив в разных долях закаты, разорвав к пониманью билеты, стали мы пустотою богаты. Всё - свобода! Довольствуйся ею, упивайся и празднуй открыто!… Только день почему-то длиннее, только ночь за бессонницей скрыта. И мутит уже даже от капли этой сладкой настойки свободы. Понимали, что делали? Вряд ли. Лезли в реку, не ведая брода. ПУСТОТА... А за окнами лето! Земляничного цвета закаты и глаза васильков у рассвета… А в душе осень, осень расплаты…(c)

НЕОТПРАВЛЕННОЕ ПИСЬМО

  я тебя не любил. никогда. ни минуты. принимал твою плоть, как лекарственный чай. заставлял говорить, как давала кому-то и тогда ты просила: дождись, не кончай. не о том я, прости... ты со мной разделила одиночество. похоть. движение вспять. за кулисы сознанья, где все уже было: полстакана мечты и конкретная бл@дь. как запал на нее! — не в обиду, подруга. ты же знаешь и помнишь, как плакал навзрыд. и часами бубнил, возвращаясь по кругу в тупики отношений, взаимных обид... ты дарила тепло. терпеливо внимала. я привык к обожанью. привык быть большим. ты была для меня порошком люминала. безымянным разъездом «москва-тетюши». поезд двинулся, медленно ход набирая. покатился по рельсам, меняя маршрут. но не я пассажир — ты вернулась, родная. в настоящее время. где любят и ждут. вот и все. я один на промозглом перроне. позади ничего. впереди пустота. кто рожден быть повешенным, тот не утонет. ...почему-та-не-ты? почему-ты-не-та?..  (c)

Прощание

  Задуй свечу. Задерни занавеску. Остатки света собери в ладонь. Ни в ангелы, ни в музы, ни в невесты Я не гожусь. И солнечный огонь Не для меня отныне: вреден слишком Моим неподготовленным глазам. Смотри: меня испепелила вспышка Тех слов, что ты сказал… и не сказал. Оставь. Лети туда, где свет и ветер!.. Я до небес рукой не достаю… Мне тихий сумрак вкрадчиво ответил, Что жизни нет в придуманном раю…(c)

Я сегодня в белоснежном.

  Я сегодня в белоснежном. Я такой безумно нежной, Адекватной, безмятежной Не бывала никогда. Не считаю я года, Не страдаю, не тоскую. Молчаливую такую В целом мире не найдешь. Ни предательство, ни ложь, Ни сомненья, ни пороки Не туманят лоб высокий... Нет ни ревности, ни зла. Я сегодня умерла.(c)

Записка

  Мне хочется написать, пока тебя нет, как долго тепло твое снится губам и пальцам, и радость восходит, огромная, как рассвет, а нежность за пазухой греет пушистым зайцем; и как озорно улыбаюсь своей судьбе за то, что нежданно бывает щедра на счастье; и как невозможно соскучилась по тебе та родинка, что пульсирует на запястье... (c)

если скажешь ты

  Но если скажешь ты «Не приезжай», Я буду ждать, И до темна томиться. И ,глядя в неизвестность, хвост поджав, Я убегу израненной волчицей. Во мне немного будет от совы, Охоту разделить придётся с нею. Я даже полиняю, только выть На солнце и на звёзды не сумею. И лишь когда пройдут больные сны, Меня поманит обольщенье снова, Я в лес вернусь и под лучом луны Я волка встречу доброго, большого. И будет без умолку бормотать Моя надежда языком звериным. Ты угадал – ведь я , наверно,та, Что всюду обретает половину.(c)

Мы так живём

  Мы так живём - мертвецки и вразброс, Мы любим так - мы так хотим - смертельно! Мы этот мир на части не поделим, И наш уют давно к земле прирос. Но взорван тесный мир в который раз , И мы сидим вдвоём на дне бокала, Той жизни, что незрячим потакала, И от несчастий защищала нас. Так лижет солнце свет больной души, И закипает сон в молочной ванне. А бог любви боится расставаний, И бог прощаний от любви бежит.

жизни мало

  Повисла в воздухе луна, Болтает бледными ногами. Я в город-призрак влюблена, Но этот город -полигамен. Он греет светом фонарей Нет ,не одну, а сотни улиц! Но лишь одна кричит -"согрей!" И плечи и глаза сутулит. Так гаснут взоры и дома, И души мечутся устало. Но этот город -я сама. Мне мало улиц,жизни мало. (c)

Я там

  Я там, где тоска случайна, Где слышен разлуки скрежет, Где ангел меня встречает, И демон за руку держит, Где вросшие в небо Анды Стихия до скал раздела, Я в рай залетала, ангел, В аду ночевала, демон.. Я видела, как исчезли Миры….нет игры без правил! Как брату кричал из бездны Сорвавшийся с неба Авель. Мне ветер играл на скрипке, И падали в ночь светила.. Я долго дремала…Крикнуть Хватило бы сил…хватило б.. Пусть падают с неба штанги, Сомнений… Наш час настанет! Твоими б устами, Ангел.. Твоими б шептать устами…(c) 

А в мире телефонном

  А в мире телефонном - день за днём Живут, касаясь осени гудками, Сны Беранже и тайны Мураками, И наши непризнанья под дождём. Звучит ,как эхо жизни, долгий звон, Мистралю подражая, певчим птицам, И кажется, что можно дозвониться До первых звёзд и сердца твоего, И можно дотянутся до листвы, Желтеющей в окне, вдохнув поглубже Весь этот мир, что был звонком разбужен Твоим,не доверяя снам травы, Считая, сколько жизней пронеслось От первой нашей до последней встречи, И пусть ноябрь как вечер быстротечен, Мы вновь живём с тобою на авось. В часы, когда ещё не рассвело, Моё сознанье ветрено и хрупко.. И вновь звонок – я поднимаю трубку, Чтоб длить безумство твоего «Алло».(c)

То, что меня удивляет

  Голубь на тощенькой крыше – ну здравствуй, Берта! Как поживаешь, душа не заплыла жиром? Те, кто меня понимают – боятся смерти. Те, кто меня ненавидят – боятся жизни. Новая крапинка - небо болеет корью Так неужели лекарства забыл Всевышний? Те, кто со мною в разлуке – не знают горя, Тот ,кто со мною не рядом – мне больно, слышишь? Кофе, звонок в несюда а куда захочешь Взгляд из под карих бровей – вот и сбылся вечер. Та, что меня вдохновляет - Зовётся ночью То, что меня удивляет, Уходит в вечность.(c)

на "потом"

  С наивной робостью ребёнка Ты привыкал на жизнь смотреть. Но крутишь жизнь,как киноплёнку, Где каждый кадр - любовь и смерть. Где каждый шаг уже просчитан, Где мост до старости сожжён, Где вслед доносится - "Иди ты!" Но ты ползёшь, Ползёшь ужом. Где на "потом" отложен ужин С любимыми, Где губ излом Застыл под маской дня,разбужен. там жизнь и счастье - на "потом".(c)

Прости меня

  Прости меня: за ночи без тепла, сорвавшиеся звезды без желаний, что в снах не приходила… Не могла! Прости меня! Прости без покаяний! Спешили всё куда-то и зачем, искали отношенья неземные, но, как в одной из школьных теорем, пересеклись однажды две прямые. Ронял сентябрь задумчивый листву, теряя время золотого срока… Мы встретились на жизненном мосту, как школьники, сбежавшие с урока. И надо было во главу угла, поставить счастье призрачного дома… Я с осенью поспорить не могла - в ее поре разлуки аксиома… Прости меня: за ночи без тепла, сорвавшиеся звезды без желаний, что в снах не приходила… Не могла! Прости меня! Прости без покаяний...

Может я

  Может я, твоя песня не спетая; одинокой судьбы твоей – тень; вдохновеньем струна не задетая; обездоленный солнышком день!? Может, нежной строки многоточие; ускользающий образ во сне и случайно, попавшая в «прочие» та, что выше, достойней в цене!? Может я, твоя муза крылатая; неприметный, надежный причал; и тобою любовь не зачатая, о которой так долго мечтал… Может я, твоя тайна заветная, оберег на тревожном пути, и мечта, теплотой не согретая… Не позволь ей растаять, уйти...

Я не стану искать

  Я не стану искать, средь спешащих куда-то прохожих, твой, размытый слезами уставшей души, силуэт. Только чей-то звонок вдруг раздастся и голос похожий, не дождавшись «алло», мне из прошлого крикнет - «привет!» Нет, конечно, не ты, наберешь этот номер случайно. Как порой тяжело, прошептать это слово – прости… Смотрит плюшевый тигр не с укором, а как-то печально, он наверно, хотел счастье в лапах своих принести. Что же делаем мы!.. Забросали упреками души, приказали молчать всё прощающей, хрупкой любви. И упрямством своим не возводим мосты, только рушим… Боже, что мы творим!.. Милый, слышишь, прости, позвони…

Обижаться?

  Обижаться? Но нет причины, Чтобы все недомолвки сшить. Ты не просто земной мужчина, Ты - учитель моей души. Не найти на земле сокровищ, Если разум с сомненьем слит. Голоса всех твоих чудовищ – Отраженья моих обид. День, записанный мглой в скрижали, Пусть смывает ночной прибой. Не с тобой я сейчас сражаюсь, Я сражаюсь с самой собой. Кто ж морщины сердец разгладит, Тех, чьи тайны тоской звенят, Если всё, что со мной в разладе, Есть зеркальная часть меня?

сердце Марта

  Пусть в сердце Марта прячется гроза, И мир души рассудочно - изменчив, Поэзии небесная слёза Блестит в глазах у всех крылатых женщин. И там, где чувства радостью цвели, И в небо поднимались беспричинно, Нет силы притяжения земли - Есть сила притяжения мужчины, Где шепчет ночь во сне и наяву: "Сим Сим души,пожалуйста,откройся!", Нет вечности, влюблённой в синеву,- Есть женский дух и женское геройство.

Как ты, Любимый?

  Как ты, Любимый? Встречал ли меня во сне? Если встречал, то зачем отпустил под утро? Если захочешь, сегодня скажи не мне - Сердцу, что больше не может быть слишком мудрым, Как забывают разлуку, чьих слов металл В душах звучит и растерянным чувствам внемлет, Может, расскажешь, как в небе со мной летал, Если летал, то зачем отпустил на землю?

Не говори

  Не говори – одиночества святы окна, Святость – не сытость, устрой в тишину побег, Там, где завитый любовью мой русый локон Рядом с разлукой ложится на тёплый снег. Там, где у сердца сомнений заходит солнце, Прячется мысль и пульсирует у виска, А в вышине до рассветных зарниц несётся: «Как ты сегодня, ну как ты сегодня, как?»

Где кончается прошлое

  Где кончается прошлое, с рельсов сойдя, И пожар безразличия письмами тушат, Я в ладонях качаю не слёзы дождя, А промокшую чью-то весеннюю душу. Там, где падают перья синичьей зари, Где у неба с землёй – есть всего в изобилье, Мы - бессмертны. А если не веришь, смотри – У меня под плащом распускаются крылья.

АНТИЧНЫЕ СНЫ

  Любимая, далёкая ,земная, Смотрюсь в тебя, как в озеро с небес, Я знаю всё ,что будет с нами, знаю, Как мир существовал, как мир исчез, Как длилась жизнь - От эллинов – до скифов, И грелась мысль в античности лучах. Ты думаешь, я миф? Я стану мифом, Лишь только бы во сне тебя встречать И видеть ,как глаза твои лучатся Весенней мыслью, дерзкой и хмельной. Я – Бог любви, но ты - богиня счастья, Пока - в обличье женщины земной. Настанет день – и дрогнет мощь гранита, Рассыплются сердца ненастных дней, Смягчится сердце гордой Афродиты, Неугомонной матери моей. Не верь, что на Олимпе всё иначе... Там, в небесах – такие же огни, Там тоже лгут, завидуют и плачут, И думают, что жертвенны они. Бессмертны дни небесного народа, Но есть ещё бессмертная любовь - Там, на земле, под громким небосводом, Где люди - продолжения богов. Там в лицах – ненавистничество зреет, Но души – безмятежны и легки, Там я нашёл тебя, моя Психея, На берегу разбуженной реки. Тебя носил под сердцем сладкой ношей, Тобой наполнен и тобой любим. Пусть знают все – я землю вверх подброшу, И заберу Психею на Олимп! В мельканье дней, во власти нежной грусти, Я жду свиданья ...небо и земля Пусть пишут оды огненному чувству, В долине вещих снов, Где ты - моя!

Искусство

Искусство секса - это умение поцеловать даму в нужное время в нужном месте. (c)

Засол рыбы

  Засол рыбы всегда без сахара, с сахаром - это уже маринад, вкус абсолютно разный. Я Вам напишу два рецепта. 1) Этот способ обычно используют скандинавы. Свежую рыбу разделываем на филе, но оставляем его на коже - просто с кожи гораздо легче срезать красивые ровные широкие ломтики. Посыпаем ту сторону филе, что без шкурки, пригоршней соли - желательно морской или просто крупной. Две половинки филе складываем вместе солью внутрь, заворачиваем в бумажную салфетку и кладем в полиэтиленовый пакет, затем в холодильник примерно на 12 часов. Затем счищаем ножом оставшуюся соль, нарезаем нашу рыбку, укладываем в контейнер. Можно пересыпать слои сухим укропом, лимонным перцем - кто что любит. Масло я не использую, так как лососевые сами по себе довольно жирные, разве что в горбушу можно его добавить. 2) Рецепт маринования от известного шеф-повара. Филе рыбы покрыть смесью: 1 ст.ложка сахара, 2-3 столовых ложки соли, мелко рубленный укроп, черный молотый или белый перец по вкусу, 1 ст.ложка коньяка или водки. Через 12 часов кашицу снять тупой стороной ножа, филе обтереть мокрой салфеткой, нарезать.

Не могу...

  Как слепому рассказать о цвете, Пёстрой роще, бирюзе волны, О брусничном трепетном рассвете С ликом исчезающей луны, Сини неба, малахите сосен, Радуге росинок на лугу, Ярком царстве, что зовётся осень… Рассказать тебе я не могу.   Kapo Svetlana

Как же ты устала!

  Не забыть бы снова помолиться Той, что так безгрешна и светла… За окном весенний день резвится, А у нас неважные дела. Мама, мама, как же ты устала От моих упрёков, от еды. «Не хочу», - в который раз сказала Голосом крадущейся беды. Как-то враз широким стало платье, Из манжета веточкой рука, Яркие рубиновые капли На рисунке синего цветка. Сила и бессилие таблетки, Шприц с жестокой правдой острия В комнате, невольно ставшей клеткой, Узница любимая моя. А давай, поверим в силу соков, В щедрость солнца, в искренность весны, Грянувшей так шумно и до сроков С чувством избавленья от вины. Верю, смоют мартовские воды С талым снегом боли и печаль. А ты шепчешь: «Это непогода» И синичкой прячешься под шаль. Kapo Svetlana

И не рухнул свет

  Как я устал, скажи... сказал. Всё предсказуемо до точки. Тень от двери, полуовал, Немые титры в пульсе строчек. И угол, где комфорт и сон - Реальность в мире параллельном… И плач, и смех, и вздох, и стон Раздельно. Странно, что раздельно. Я ни пятой на остров твой, Где взгляды встречные – барьером, Необъяснимою виной Напоена тобой без меры. Не вместе.… И не рухнул свет, Когда погасли звёзды в небе. И пустота за словом НЕТ, И быль, похожая на небыль.   Kapo Svetlana

Me

   

Пропила веру за целковый ...

  Пропила веру за целковый. И за долги, – отдав любовь,- Хотела разрубить оковы, Наморщив зло косую бровь. Взглянув лукаво, подавила Внезапным вздохом рвотный ик И в ванной зеркало разбила. Зажав в ладонях дикий крик На виражах и повортах Шептала - я тебя люблю. Но только портил приступ рвоты Икоткой сильной ложь твою. Устало вниз скользнули руки. Прости. Прощаю. Что ж, пока? Позывов к рвоте стихли звуки, Раздуло ветром облака И билось сердце из железа В груди из тонкого стекла. Что ж, ломоть был давно отрезан, - Как хорошо… не помнить… зла! * * * 

Lobster Tails

  http://knol.google.com/k/cooking-lobster-tails#

crab cakes

  короче покупаете крабовые палочки ето которые [immitation crab meat] можно конечно же и настоящие крабовое мясо, ну ето немного дороговато, поетому по прастому используем крабовые палочки (две пачки). Измельчаем их в [food processor] и перекладываем в миску+ зелень любую мелко нарезанную + специи (любые) + [bread crumbs] где то один куп + одно яйцо + [ranch dressing] положите столько чтобы можно было слепить котлетки, но не переборщите. вообщем я взяла поднос и слепила котлетки из полученной массы, поставила в холодильник и на пару часов и затем обжарила на подсолнечном масле аккуратно переворачивая чтоб не развалились. перед жаркой я их немного (ну совсем слегка) обваливала в сухариках, которые для рыбы предназначены, но ето необязательно.

Одиночество

Одиночество напророчено… Одиночество, да беда... Небо тучами заболочено, Настроение - никуда. И по поводу, и без повода Не получится напролом... Месяц по небу ходит по воду, Коромыслицем за дождём. Решено, и уже нарушено Постоянство судьбы моей. Непогода души - отдушина Непогоды косых дождей. Он хлестал, а я каплю каждую По отдельности так любил... Утолял понапрасну жажду я, Дождевую водицу пил... Но под каплями - камень точится. Я глаза закрыл... И оглох... ...Тут пришли беда с одиночеством И застали меня врасплох...

Когда разлад с душой

  Когда разлад с душой огромен, И сердце предано огню. Я наберу тот самый номер, И в безнадегу позвоню. На межпланетные задворки. На дно, которое без дна... Вы набирали три шестерки? Вам отвечала тишина? Посеребрит мою обитель Осколок света неземной... Похоже Ангел, мой хранитель Маячит где-то за спиной. Крылатый друг, ты вхож в чертоги Добра и зла, и вещих снов, Где нет дорог... И есть дороги Соизмеримости миров. Где лабиринты и ухабы, Где продолжается игра От осторожного "пора бы", До безнадежного "пора..." Зачем ты здесь? Надуты губки, Крыло дрожит и... Боже мой, Ты сам боишься, что из трубки Услышишь голос ледяной. Он приглашает в неизбежность, Откуда нет пути назад... ...Мы все заглядывали в бездну И сразу отводили взгляд...

Собачьи души

У нас проблем невпроворот, Еще вникать в собачьи души... Ужасно лапы непослушны, И пол паркетный, словно лед. Дыханье рвется из груди С трудом, почти непостижимым. Но он ползет к рукам любимым, Тепло которых впереди, А, значит, путь один - вперед, Душа к душе... И нет возврата... Но он - большой и виноватый, И умирающий - ползет. Скулит:"Возьми, хозяин, плеть И прогони мою усталость..." Как объяснить ему, что старость Уже нельзя преодолеть. Щенячий визг на языке, И взгляд последний, торопливый... ...Он умер, навсегда счастливый, Прильнув к ласкающей руке...

Отпускаю

  Отпускаю. Никому обузой не был И на жертвы никого не обрекаю. Ты уходишь, как звезда уходит в небо. Ты не веришь? Я и вправду отпускаю. Отпускаю. Ведь в любви хватает пауз. Ну, а наша – разве длинная такая? Ты уходишь, как уходит в море парус. Ты не веришь? Я и вправду отпускаю. Отпускаю. Мы не вечны, слава Богу. Слишком долго строил крепость из песка я. Ты уходишь, как уходит вдаль дорога. Ты не веришь? Я и вправду отпускаю. Отпускаю. Неподвижны только камни, Что в Египте наши пращуры таскали. Ты уходишь, но по-прежнему близка мне. Ты не веришь? Я и вправду отпускаю. Ты уходишь, как звезда уходит в небо… Ты уходишь, как уходит в море парус… Ты уходишь, как уходит вдаль дорога… Ты уходишь…

Играй, факир

  Ни марша нам не надобно, ни вальса, И раздражает самый робкий звук. Факир был пьян, и фокус не удался, Не помогла факиру ловкость рук. Я расскажу – ты только сядь поближе – Про то, как сильно я тобой болел, И даже сам не знаю, как я выжил, Каким случайным чудом уцелел. Пускай факир наигрывает в шутку, Но для змеи таких понятий нет; Она не хочет танцевать под дудку, А у него на яд иммунитет. Я расскажу – ты только сядь подальше – Про то, как пережил я этот год. Из рук твоих я принял столько фальши, Что никакая правда не убьёт. Тот волосок таинственный порвался, Которым я привязан был к тебе. Играй, факир, раз фокус не удался, Да что на дудке? – Сразу на трубе…

Вот будь я котёнком...

  Вот будь я котёнком, тебе о любви бы мурлыкал, Свернувшись калачиком рядом с твоею рукой, В молочное блюдце усатую мордочку тыкал И радовал всех, что пушистый и мягкий такой. А будь я щенком, то встречал тебя радостным лаем, Домашние туфли тебе приносил бы в зубах, И мячик гонял бы, хвостом от усердья виляя, И грозно рычал, посторонним мужчинам на страх. Будь я попугаем, всё мог за тобой повторять я, Тревожа вечерний покой бодрым хлопаньем крыл, И лапкой сквозь прутья тебя теребил бы за платье… А будь я удавом, давно бы тебя удавил. 

На губах застыло выраженье...

   На губах застыло выраженье Ироничной скуки. Что ни день, То у них стрельба на пораженье, А любовь – отличная мишень. От жары уже зашкалил Цельсий, Понемногу плавился песок. Он её учил: «Получше целься, Это – словно поцелуй. В висок. Бить в упор – ни капельки не сложно, Се ля ви, детёныш, се ля ви...» Он решил: теперь и выпить можно За помин пристреленной любви. ...Две фигурки посреди планеты Разбросали тени на восток. Душный полдень. Окончанье лета. Каждый прав. И каждый одинок.

последний кофе

  Клочком обожжённой суши в дожде, что стоял стеною, любовь покидала душу – твою и мою - без боя, без стона и некролога – оставив нам только память… Но если всё взвесить строго, – а что же ещё оставить, за годы мучений с нами, могла она напоследок? Свой траурный профиль в раме? С надежды посмертный слепок? Последний кофе… и точка. Сегодня он горше хины… в него б коньяку чуточек, а лучше щепоть стрихнина. Но без детективной мути мы в город влились огромный, друг другу – никто, по сути. На стрелках - полжизни. Ровно. …Толпа под дождём редела, машин огибая реки. Любовь покидала тело – твоё и моё – навеки.

ТЫ БЕЗ МЕНЯ...

  Есть свойства у расшатанных пружин - Движенья возрастают с амплитудой, Ты без меня неинтересно жил, И забывал, зачем ты и откуда, Теперь идёшь уверенной тропой, Медлительны шаги ночной прохлады, К тебе спешу,как лань,на водопой, Умом и сердцем понимаю - надо! Очищенной слезой стекает день, И солнца шар бежит к закату в лунку, Последний луч играет на воде, Плывёт ему навстречу обруч лунный, Сгораю мотыльком в огне свечи, Любовь моя звенит во тьме бубенчиком... Ты - самый интересный из мужчин. Я - просто наблюдательная женщина.

Осенний полдень

Осенний полдень светел и умыт, Прозрачны окна старенькой маршрутки. Ты - пассажир, уже вторые сутки Ты мчишься в направлении зимы. Листая снов раскрытую тетрадь, Тебе непостижимо и неловко, Считать дома, подъезды, остановки, Попутчиков и молча наблюдать Как , мятые билеты теребя, Позвякивая мелочью в карманах, Они выходят в самых дальних странах, Забыв неодинокого тебя. Всё повторится – снимут маски дни , Прозреют вечера и станут ночи Ещё светлей, ещё немногострочней, Растает жизни медленный ледник, Погаснут в небе лунные столбы, И ты пойдёшь, счастливчик и транжира Смотреть , как набирает пассажиров Маршрутное такси твоей судьбы.

сильнее жизни

А ночь из окна такая, Что видно до звёзд дорогу! Когда ты меня ласкаешь, Я делаюсь ближе к Богу.  Пусть полночь кричит, ликуя, И падает в сон с разбега. Когда ты меня целуешь, Я делаюсь ближе к небу. Но просится день без стука И прячет письмо в конверте. Когда мы с тобой в разлуке, Я делаюсь ближе к смерти. Но манит причастность к чуду, И солнце дрожит на призме. Когда ты меня разбудишь, Я стану сильнее жизни.

далеко - далёко

Рыбка, мостик с перилами , водоём. А всего-то и нужно – чтоб длилась осень А всего-то и важно, что нас вдвоём Бог не выдаст и жизнь ни о чём не спросит, Только медленный поезд, стремясь к весне, Не откроет ветрам оловянных окон, Только соль на ладонях и пыль в окне, Только ты на земле далеко - далёко.

Жизнь моя

  Жизнь моя, если чем-то обидела, Я прошу, не суди меня, жизнь! Ты меня не утянешь в обыденность, Хоть верёвками горло вяжи! Расстреляешь в упор, но не дО смерти, Растерзаешь, но так,чтоб жива Оставалась...Послушною дочерью Я тебе отдавала слова. А теперь - так и тянет ослушаться, Бросить камень, да быту в лицо! Жизнь моя, незатёртая, лучшая! Не свяжись с подлецом и лжецом, Не торгуйся, и, чтоб не обвесили, Обывателям письма не шли... Что бы ни было, будь в поднебесии, Не касайся ногами земли!

Я НЕ АНГЕЛ...

  "Вам или мало лет, или Вы внутри - между Ангелом и бесом,ближе к бесу, я думаю. " _____________________________________________ /из рецензии/ Я не Ангел, представьте… И, знаете, вовсе не бес. Не нимфетка, а мама, погрязшая в серости буден… Пылесошу ковер, а в глазах - зацелованный лес Октябрем. Бьет в шаманом подаренный бубен… А на кухне вода рассыпает в тарелки капель, Я с салфеткой в руках, позабыла про чистые чашки: Календарный ноябрь заслонила собой канитель Жаркой летней поры с пряным духом аптечной ромашки… Я стою у плиты, отрешенно мешаю бульон, И губу закусив, улыбаюсь непрошенным мыслям: Квартирант у соседей в летах, но еще не дурён… Эх, пройти бы как встарь, за водой, по селу с коромыслом… Да чтоб лето сейчас, да чтоб легкий загар до плеча, Сарафана кайма приоткрыла изящность лодыжки… Блин… Опять пересол… И бульон в унитаз сгоряча… Бес хохочет в глаза: …………….....................Что ревешь? ……………........................Впечатлительна слишком…

Это лишь человек

  Это лишь человек неоправданно зол и завистлив, Разделив свою душу на совесть, рассудок и речь. А деревья считают, что мы — их бродячие листья, Потому и пытаются нас от беды уберечь. Это лишь человек рассыпает по миру отраву И над лесом и полем вершит свой неправедный суд. Но своим почитают его незлобивые травы, И, как прежде, ему исцеленье и силу несут. А печальная память стекает в озера и реки, В зеркала, где веками накоплены боль и вина.. И Земля, словно Вий, говорит: «Поднимите мне веки!» Что за лик ей представится, если прозреет она?

Пожизненная ложь

  Мы примем за любовь лукавую улыбку и жалость, и приют горячего плеча. Пожизненная ложь - расплата за ошибку, Пожизненная ложь - что совесть палача. Мы пленники с тобой уюта, плова, крова. Бороться и искать - найти... и не посметь. Пожизненную ложь мы выбираем снова. Пожизненную ложь - прижизненную смерть. ...Выныривая в ночь, с прохладностью рептилий мы исполняем долг, и снова - круговерть. Замученную роль мы вновь сыграем, милый : пожизненную ложь - прижизненную смерть. (c)

тебя найти

  Осталось лишь тебя найти ****** Развею пепел дней изношенных, от плевел зёрна отделю....... И неожиданно, непрошено, как в первый раз, себя влюблю. Влюбившись, годы перепутаю, от дел серьёзных открещусь, я, наконец, прощусь со скукою, мечту в реальность воплощу. Без извинений мир разрушенный отправлю в "дальние места"; сама себе открою душу я, ей "вольную" - бесплатно дам. С блестящим взглядом, необутая, пройдусь по лезвию ножа...... Пусть поцелуи не минутные мне ночью голову кружат. Раскрепощённо-неусталое пусть сердце скачет - донельзя, а мысли откровенно-шалые пусть мчат меня, не тормозя. ******* Самой себе я без напутствия желаю доброго пути и ощущаю послевкусие ........ Осталось............. Лишь тебя найти............

Разлука

  Собираясь ранехонько в путь, По законному, в общем-то, праву, Он пожал мою левую грудь, А потом потянулся за правой, Но потом передумал: дела! Побежала его провожать я... ...Долго в сердце еще берегла То скупое мужское пожатье.

Работа над собой

  Просыпаешься утром и думаешь: буду хорошей! Буду всем улыбаться, любовь и тепло излучать, Буду корм выносить для бездомных собачек и кошек, А в критических случаях – думать и мудро молчать. Убеждаешь себя: мол, отныне не буду метаться, Обижаться, кокетничать, злиться, ругаться, вопить, Буду делать зарядку и день начинать с медитаций, Минералкой лечиться и деньги на отпуск копить… …Упадешь, обессилев, зароешься сладко в подушку, Проведенному дню, как обычно, подводишь итог: Двадцать восемь обид (две – смертельных) и ссора с подружкой, Пять значительных вздохов и три демонстрации ног. Восемнадцать ехидств, тридцать шесть шепоточков вдогонку, Девять сплетен, три кофе (которых не стоило пить), Семь бессмысленных трат, двести пять замечаний ребенку, И одно (но большое!) желанье кого-то убить. Засыпаешь и думаешь: завтра… конечно… хорошей… Застилают сознание рваные сны-облака. Где-то в сердце скребут коготки голодающих кошек... Ничего, ничего… не забыть бы купить молока.

Минутная слабость

Пожалуйста, заботься обо мне! Я вырвалась из замкнутого круга, В тебе найдя любовника, и друга, И принца на серебряном коне… Я вырвалась из круга «я-сама». Я самоутвердилась. Я устала. Возьми меня на ручки с пьедестала Гордыни, честолюбия, ума… Я самоотвердела. Я тверда. На мне не остается ран от терний. А я хочу быть мягкой, и вечерней (Я женщина. Я самка. Я – вода). Я слабая. Я баба. Мне слабо: Коня, и шпалы веером, и в избу, И если в доме мышь – то будет визгу, И я не претендую на любовь – Я слабости минуточку хочу. Я девочка. Я жалуюсь. Я плачу. Лежу в постели, свернута в калачик – И таять, как Снегурочка, учусь. Я сдам свои права, с таким трудом Добытые. Ты прав и ты по праву На всех моих врагов найдешь управу И всех моих друзей запустишь в дом. Ты добрый. Ты высокий. Ты – плечо. Ты два плеча, и твой спокойный запах (Уткнуться и не думать ни о чем, Уснуть в твоих больших мохнатых лапах…) Ты сильный, но о каменной стене Молчу – наелась. Хватит. Не желаю. Любить не обязую. Умоляю: Пожалуйста, заботься обо мне.

Котятa

Вот растаял гудок электрички... И теперь они в разных пределах Два проказника - брат и сестричка, Два пушистика - черный и белый... Родились они в старой коробке, Хоть сначала глядели несмело, Но, пожалуй, они не из робких - Эта парочка, черный и белый! Доходило порой до смешного И хоть часто просили - не лезьте! Лезли вновь - все так странно, так ново! Интересно, а главное - вместе! И поверьте - им не было скучно! И зачем им скучать в самом деле? Просто были они неразлучны, Вместе спали, играли и ели... А теперь они - в разных квартирах, Вроде повода нету для скуки - Тут и сытно, и тихо, и мирно И ласкают их добрые руки... Все в порядке - а как же иначе: И водичка, и рыбка на блюде... Вроде жизнь одарила удачей И хозяева - добрые люди... Отчего же бывают печальны И грустят в новостройках бетонных? И порою им снятся ночами Старый дом, коробок из картона... Все размеренно и симпатично, Но для них - как Земля опустела... Два проказника - брат и сестричка, Два пушистика - черный и белый... (c)

какая любовь, моя прелесть?

  какая любовь, моя прелесть? весь прошлый растраченный год мы бились с тобой на дуэли, гадая, кто первый замрет. над нами кружились вороны, сухими крылами шурша. рассвет набухал раскаленным подтёком на глади ножа. черстветь – не большая наука для тех, кто однажды любил до слез, до щемящего стука меж собственных скомканных крыл. кто первый прогнулся под палкой своей истеричной судьбы, кто видел во сне катафалки, венки, табуретки, гробы? тебе ли не снились ладони чужие на белом бедре? поддакивал морок-дальтоник, кивала ольха во дворе. хотел – и ребячески верил то в сон, то в безбожную чушь. отчаянно хлопали двери, щеку половинила тушь… никто свою гордость не пачкал, никто не сдавался в игре, и просто решилась задачка. какая любовь, моя пре…? (c)

Не просто

Не просто, что просто мы любим друг друга. Друг друга - любви круговая порука. Без пены шампанской, без розы испанской, но с первого взгляда и вплоть до испуга. Испуга, что где-то мы были знакомы. Во сне? На странице какого-то тома? Что не для огласки тишайшие ласки, что слух режет сладкое слово "истома", что сердцу неловко от слова "супруга" - в нем суп на обед и привычная ругань. Без пены шампанской, без розы испанской, но очень не просто мы любим друг друга. (c)

Я поняла

  Я поняла - ты не хотел мне зла, ты даже был предельно честен где-то. Ты просто оказался из числа, людей, не выходящих из бюджета. Не обижайся, я ведь не в укор, ты и такой мне бесконечно дорог. Хорош ли, нет ли -это сущий вздор. Любить так уж любить -без оговорок. Я стала невеселая.Прости. Пускай тебя раскаяние не гложет. Сама себя попробую спасти, никто другой меня спасти не сможет. Забудь меня.Из памяти сотри. Была - и нет, и крест поставь на этом. А раны заживают изнутри, и я еще поеду к морю летом.. Я буду слушать, как идет волна, как в грохот шум ее перерастает. Как отступая, шелестит она, как будто книгу верности листает. Не помни лихом,не сочти виной, что я когда-то в жизнь твою вторгалась. И не печалься ,все мое - со мной. И не сочувствуй - я не торговалась.

мразь

  В домах погасли бледные огни. Ослепший город поглотил туман. В квартире тёмной - мы с тобой одни. Где притаился подленький обман. Глядит из-под опущеных очей... Усталый взгляд, душа - холодный лёд. Безыскренность обманутых ночей, Дрожащих пальцев нервный переплёт. Сутулится за матовым стеклом... Кофейной гущи чёрный силуэт. Мой приговор за маленьким столом. Нет настоящего... и будущего нет. Скажи, во сколько ценится обман? Ведь между нами - миллионы лиц. Давно прочитан и сожжен роман. Из жизни моей вырваных страниц. Прощаю.., и с души смываю грязь. Предательство сидит передо мной... Красивая, изысканная мразь. С откинутою гордо головой.

сильная

- У тебя в глазах слёзы! - Думаешь? - Вижу! - Да нет... Это просто соринка... Ты твердил "никогда-никогда не обижу..." А теперь - "не твоя половинка..." - У тебя в сердце боль! - Думаешь? - Чувствую! - Да нет... Это просто обида... Я в последние годы всегда хожу грустная... Улыбаюсь и то для вида... - У тебя в мыслях мрак! - Думаешь? - Знаю! - Да нет... Просто что-то тервожит... Очень сложный вопрос для себя решаю - "БЕЗ ТЕБЯ КТО ПРОЖИТЬ ПОМОЖЕТ?!?" ...Не сдержалась я... Слёзы хлынули... Не стерпела обиду обильную... Ну а ты уходя вымолвил: "Ты всё выдержишь! Ты же сильная!" (c)